Марина (canoe_ride) wrote in maskaron_spb,
Марина
canoe_ride
maskaron_spb

Categories:

Я — заснувший дракон

Статья в газете "Петербург. На Невском", июнь 2006.
Текст и фото: Ирина Дудина

фото И. ДудинаНесколько лет назад ранним утром я оказалась на Петроградской стороне. И посмотрела наверх — туда, где на вершинах каменных глыб-домов играли первые розово-золотые лучи восходящего солнца... С тех пор мое любимое занятие — смотреть на то, что творится у самых крыш.

Я увидела их лица. Я увидела выражения этих лиц, услышала их голоса, прониклась их мыслями. Барельефы и скульптуры, бесконечные ряды маскаронов, спрятавшиеся среди орнаментов замковые камни — прекрасные лики, лукавые мордашки, овеянные романтической хандрой лица, ужасные гримасы порочных и артистических злодеев. Это полноценное население, включая представителей всех возрастов — от новорожденных младенцев до старцев. Тут и маленькие карапузы, пухлые мальчуганы, девушки-нимфетки и девушки зрелых лет, мужчины и юноши, мужья и жены, мужи и матроны. Правда, вместо собак и кошек они окружили себя львами и драконами. Иногда вклиниваются бараны и козлы с инфернальными рожами. Однажды на Невском я увидела корову. И полным-полно наверху чертей.

Весь этот град небесный, или град верхний, все это окаменевшее, изъеденное временем, дождями и свинцовой пылью население Петербурга живет рядом с нами, живет молча, не подавая знаков, затаившись на стенах поближе к небу, подобно летучим мышам. Их так много, этих человеческих и очеловеченных лиц, всех этих рыдающих, гневающихся, беззубо лыбящихся львиных морд, так много, как, наверное, нет ни в одном другом городе мира.

Ну, понятно, барокко, классицизм, эклектика, ар деко и ар нуво. Проросшее буйство зерен античности, засыпанных в болота ручищей пропагандиста западной цивилизации Петра. Ну, понятно, отзывчивость русского духа и привлекательные условия для работы архитекторов.

Первое изумление после того, как я начала коллекционировать фотографии этих каменных лиц, снятых с зумом, что позволяет изображения увеличить на экране до натуральных размеров и даже больше, — потрясающее разнообразие индивидуальностей этих лиц.

Золотые маскароны львов на Зимнем дворце — попросту портреты Петра Первого, только вместо усов человеческих у них усы львиные, высовывающиеся из звериных нащечных подушечек с дырочками. Аполлоны и Артемиды встречаются часто, но всегда преображенные рукой мастера, творившего их. Аполлоны злые и задумчивые, совсем юные и зрелые, воинственные, часто превращающиеся в Меркуриев с крылышками, покровителей торговли. Между крыльями над головой вдруг прорастают морды сатиров, к ним прицепляются ослиные уши, и вот уже эти сатиры теряют остроту носа и подбородка, их лица расплющиваются, носы становятся картошкой, и вообще это уже лицо Пана, или не Пана, а некоего друида, Шишка, прорастающего из завитков листвы. Иногда задумываешься, с какой хорошенькой мещаночки, белошвейки, горничной или продажной Камелии скульптор ваял маску, откуда, с какого спившегося актера императорского театра он лепил своего безвольно хохочущего сатира.

Приходят в голову мысли о том, как влияли эти каменные лица на беременных петербурженок, как невольное ежедневное созерцание "наружной рекламы" XVIII — XIX веков влияло на прихотливое сцепление генов и белковых тел. Все мои знакомые алкоголики с артистическими неразвитыми способностями ужасно похожи на этих каменных сатиров, будто духи и демоны резаного камня влились в пустотные души слабых петербуржцев. И все эти юные герои-пионеры, школьники-скрипачи и трубачи, маленькие питерские вундеркинды, безусловно, насыщены гениями одухотворенных каменных детей на фасадах и фронтонах.

"Гениальные классические произведения имеют две стороны: лицевую, в которой дается его доступная форма, и внутреннюю; о последней существуют лишь намеки, понятные избранным... Таков аристократизм лучших образцов классического искусства, спасающегося под личиной обыденности от вторжения толпы в его сокровенные глубины. Такие образцы суть источники и глубины и плоскости одновременно. Здесь удовлетворяются и масса и избранные" (Андрей Белый. "Символизм как миропонимание"). Это соединение глубины и плоскости — не суть ли это и маскаронов — барельефов, так буйно расплодившихся на питерских домах? Нынешнее время — время торжества плоскости. Плоские постеры реклам плоско облепляют фасады домов, плоские изображения прыгают по телеэкранам и страницам журналов. Мало кто из фотографов играет со светом и тенью, мир покрыт разноцветными плоскостями. И — надоело! Хочется рельефа и выпуклых, осязаемых форм.

Белые скульптуры наводняют заставки телепрограмм. В этой моде чувствуются глубокие основания. Массы любят плоскость, избранные — глубину. "В этом отношении новое искусство, являясь посредником между глубинным пониманием немногих и плоским пониманием толпы, скорее демократично. Задача нового искусства - не в гармонии форм, а в наглядном уяснении глубин духа, вследствие чего оно кричит, заявляет, приглашает задуматься там, где классическое искусство повертывало спину "малым сим"" (Андрей Белый. "Символизм как миропонимание"). И опять, сто лет спустя, вкусы стад и пастухов борются, борются. Рождается тяга к барельефу.

После победы кубизмов и черных квадратов, серых панельных ублюдков, похожих на жилища жителей чистилища, где торжествует серый цвет и бесконечная повторяемость, заделанная в круг, опять хочется человеческих лиц, лиц, лиц. Реклама, между прочим, очеловечивается. Что бы ни рекламировалось, в последнее время в рекламе все больше используются не мертвые продукты и человеческие тела, а человеческие лица, их выражения, их странные конфигурации, рождающие чувство интереса, удовольствия от лицезрения доступной красоты, некоей человеческой нормы. "Лик есть человеческий образ, ставший эмблемой нормы. Эстетика здесь является нам как бы этикой" (Андрей Белый. "Эмблематика смысла"). Этика постеров тупа и скучна, нескучные лица поселяются в высоком искусстве, часто не доходящем до тиражных волн рекламы. И хочется смотреть и вглядываться в лица умерших эпох. Они возделаны идеалом, пристальным наблюдением за окружающей бытовой и культурной ойкуменой, мастерством, в них сквозят корни и корешки, плетущиеся из глубин античности и этносов, в них вложен и материализован живой большой труд индивидуальных художников. Может быть, поэтому каменные маскароны милых простушек XIX века намного больше завораживают, нежели плоские блины первых красавиц и "моделей" века XXI. В "модель" часто вложено намного меньше труда — кроме биологических стихий, потрудившихся над созданием дивы, никто не трудился над ее душой. В этих лицах — суррогатах городской роскоши и излишеств, когда телу почти не нужны мышцы, а голове — ум, только побольше гладкости кожи. В этих лицах нет связи с историей, с культурой. Поэтому смотришь — и не запоминаешь. Маскароны были теплее, умнее, одухотворенней, трепетней, они подавали надежду на то, что умеют дышать своими дырочками ноздрей и улыбаться мягкими уголками губ.

Каменные лица носят следы времени и пыльцу веков. Сатиры с оторванными носами превращаются в маски китайских божков, девы с попорченными щеками как бы вопиют и страдают, из руки мужской кариатиды сочится известковая кровь. Спокойное лицо благородной одухотворенной горожанки XIX столетия под воздействием выхлопных веществ получило то ли лейкемические, то ли алкоголические синяки под глазами, и — вопиет, оно потеряло грацию спокойных и равнодушных ко всему богов.

Из окон квартиры Набоковых был виден нежный лик то ли девы, то ли юноши с необычайным, пасмурным и нежным выражением губ. Не эти ли губы нашептывали юному Володе что-то, что заставило его потом писать нежно и тонко, пронзительно и холодно.

И — драконы. "Орел духа в нем борется с страшным удавом: змеею возврата; борьба гадины и орла продолжается годы; она — безысходна: соединение гадины и орла есть дракон; в глубине его личности, на пороге грядущей культуры, из недр, вырастает дракон: "я — заснувший дракон"" — опять из Андрея Белого.
Tags: статьи
Subscribe

  • (no subject)

  • Маскароны с фасада Зимнего дворца

    Оригинал взят у uchitelj в Маскароны с фасада Зимнего дворца Забавные львы с человеческими лицами в оправе из рокайлей.…

  • (no subject)

    баян у таврического сада. не помню как здание правильно называется. это здание построено рядом с двоцом пионеров. буквально вот сейчас на…

  • Post a new comment

    Error

    default userpic
    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 4 comments